Как мы защитили генерального директора от субсидиарной ответственности и взыскания убытков
Часть 1

11.01.2022

Уже прочитали более 2 707 раз


Всем привет!

В этом кейсе я расскажу Вам о том, как генерального директора и соучредителя общества-банкрота привлекали к субсидиарной ответственности более чем на 50 000 000 рублей. Заранее оговорюсь, что юридическая компания «Привилегия Права» встала на защиту интересов ответчика только в первой инстанции второго круга. Но, будем последовательны, ведь нельзя же оставить без внимания позицию обвинения, поддержанную судами первой и апелляционной инстанций первого круга, тем паче, что оснований для этого обвинения не было вовсе... Поехали?

Если Вы читаете наши статьи, то с понятием «субсидиарная ответственность» знакомы уже неплохо, однако, на тот случай, если кому-то понадобится освежить в памяти некоторые теоретические моменты, – вот ссылки на статьи, в полной мере раскрывающие суть темы (Привлечение к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства. Части с 1 по 6.). Ниже на теорию мы отвлекаться уже не будем.

Предыстория

Увы и ах, все истории о привлечении к субсидиарной ответственности начинаются с банкротства должника. Наша – не исключение…

Итак, компания «Меркурий-Металл-Групп» являлась довольно крупным предприятием, с оборотом где-то в 200 000 000 руб. Юрлицо занималось поставками нержавеющего металлопроката из Европы и стран Азии (Китая, Индии, Южной Кори и т.д.) по прямым договорам с заводами-изготовителями. Должник владел дорогостоящей недвижимостью (общая площадь – более 4000 м², а также земельным участком в 10 070 м²) и с активами у него все было оk. Это я к тому, что «Меркурий-Металл-Групп» – компания серьезная, однако от экономического простоя не застрахован никто.

На банкротство общества подал «Сбербанк», заключивший с должником договор об открытии возобновляемой кредитной линии, в соответствии с которым компания «Меркурий-Металл-Групп» должна была поддерживать определенные обороты и объемы товара на складе. В какой-то момент, в связи с тяжелым финансовым годом, эти объемы у юрлица упали. При этом должник продолжал исполнять свои обязательства по контракту с банком, но «Сбер» потребовал досрочного и полного погашения долга, что привело к банкротству.

В рамках дела о банкротстве, конкурсный управляющий юрлица обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности г-на Зайцева Е.Л.

Тут следует отметить, что ответчик, изначально являлся соучредителем юрлица с долей в 50%, но в 2016 г., когда у компании начались финансовые сложности, он уволил наемного директора и сам занял эту должность с целью вывода предприятия из кризиса.

Позиция обвинения

(в том виде, как ее сформулировал конкурсный управляющий)

Привлекая гендиректора и соучредителя должника к субсидиарной ответственности, конкурсный управляющий следовал принципу максимальной вероятности. Банально и просто))).

Свою позицию он сформулировал весьма четко:

▪ будучи соучредителем и генеральным директором общества«Меркурий-Металл-Групп» с 2016 г., ответчик является контролирующим должника лицом (далее – КДЛ), а значит имел возможность давать указания, обязательные для исполнения;

▪ по мнению конкурсного управляющего, КДЛ был заключен ряд сделок, повлекших за собой уменьшение конкурсной массы и причинение вреда имущественным правам кредиторов. Более того, сделки эти были оспорены конкурсным управляющим (к ним применены последствия недействительности);

▪ заключенные ответчиком сделки привели к банкротству должника и возникновению долговых обязательств перед кредиторами «Меркурий-Металл-Групп», а значит Зайцев Е. Л. должен быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Ну что, вроде бы складно). Доведение должника до банкротства путем заключения ряда сделок… Звучит как субсидиарка. Так о каких же сделках идет речь?

Изначально их было четыре. Но, когда суд первой инстанции выносил свой первый судебный акт, одну из оспоренных сделок развернули на уровне Верховного суда (т.е. сделка была оспорена трижды, а ВС счел ее разумной и не причинившей вреда должнику и его кредиторам!). Поэтому в судебных актах первой и апелляционной инстанций четвертая сделка даже не упоминается. Значит у нас остаются всего три сделки, заключив которые ответчик (соучредитель и гендиректор общества), по мнению конкурсного, довел до банкротства компанию с оборотом в 200 000 000 руб.

Давайте посмотрим, что же это были за сделки такие

1. В 2016 г. ООО «ТД «Меркурий-Металл-Групп» перечислены денежные средства в размере 1 020 900 руб. на счет ООО «Сталь-Трейд» по платежному поручению. В 2018 г. сделка была признана недействительной на основании «неравноценности встречного предоставления». Оспаривая данную сделку, конкурсный настаивал на том, что при ее заключении стороны намеревались вывести ликвидный актив из владения должника для недопущения удовлетворения требований кредиторов, т. е. сделка была совершена при злоупотреблении правом.

2. В 2017 г. между должником и обществом «Nelgeron OU» было заключено соглашение о зачете взаимных требований на сумму 14 946.77 долл. В 2019 г., признавая сделку недействительной, суд указал, что осуществление взаимозачета фактически привело к нарушению очередности удовлетворения требований кредиторов должника, т. к. если бы данные действия не были совершены, то реестровое требование «Nelgeron OU» подлежало бы включению в третью очередь реестра ООО «ТД «Меркурий-Металл-Групп» и было бы удовлетворению в порядке очередности (т. е. после завершения расчетов с кредиторами первой и второй очереди), а денежные средства в размере 14 946.77 долл. были бы включены в конкурсную массу с направлением их на удовлетворение требований всех кредиторов, согласно очередности.

3. В 2017 г. между должником и ООО «Профит Центр» было заключено соглашение о зачете взаимных требований на сумму 15 360 000 руб. В 2019 г. соглашение признано недействительным по тем же причинам (в результате фактически осуществленного взаимозачета была нарушена очередность удовлетворения требований кредиторов должника, что фактически привело к оказанию предпочтения ООО «Профит Центр»).

Субсидиарка или нет?

Теперь смотрите, за отдельные сделки к субсидиарной ответственности КДЛ привлечь нельзя. Это факт!

НО: если эти сделки привели к неплатежеспособности компании, тогда да, это субсидиарка.

Более того, имеет значение совершены они ДО даты наступления неплатежеспособности или ПОСЛЕ. Если ДО, то конкурсный должен был доказать, что заключение именно этих сделок привело к банкротству должника и, соответственно, причинению вреда. Если же они были совершены ПОСЛЕ наступления неплатежеспособности, то указанные сделки должны вести к выводу активов должника с целью усугубления этой неплатежеспособности и невозможности расплатиться с кредиторами.

Итак, у нас с Вами есть три сделки, две из которых были оспорены конкурсным по основанию «преимущественное удовлетворение требований кредиторов» (т.е. удовлетворение требований одного кредитора раньше, чем другого, что не тождественно намерению КДЛ причинить вред обществу или правам кредиторов!!!), и одна (на МИЛЛИОН РУБЛЕЙ ???? при обороте в 200 000 000) – по основанию «неравноценности встречного исполнения», т. е., фактически, вывод активов. Но каким, простите, образом сделка на миллион рублей могла привести к неплатежеспособности компании с оборотом в 200 000 000 (???).

Каким-то чудом суды первой и апелляционной инстанций единогласно сошлись во мнении, что факт наличия вины ответчика доказан... (скачать судебные акты первого круга можно здесь). Не спрашивайте меня как, я не знаю))).
Кассация

К нашей радости, кассация таки развернула дело, направив его на новое рассмотрение суда первой инстанции, в связи со следующим:

1. Три сделки (в нашем случае две, т.к. одна из них была развернута Верховным судом РФ) были признаны недействительными, как совершенные с предпочтением. При этом судебные акты не содержат выводов о том, что заключение «Меркурий-Металл-Групп» оспариваемых сделок было направлено на причинение вреда кредиторам общества, безвозмездный вывод активов и привело к банкротству должника.

2. Суды не оценивали существенность влияния сделки по перечислению «Меркурий-Металл-Групп» 1 020 900 руб. на счет ООО «Сталь-Трейд» на финансовое положение должника, а также не проверяли наличие причинно-следственной связи между совершенной сделкой и фактически наступившим объективным банкротством.

Кассация также дала указания суду первой инстанции второго круга, относительно того, как установить наличие/отсутствие оснований для привлечения Зайцева Е. Л. к субсидиарной ответственности. Так, суду следует выяснить:

- причинен ли в результате сделок существенный вред должнику;

- являются ли эти сделки значимыми для должника (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно существенно убыточными;

- установить наличие либо отсутствие оснований для привлечения Зайцева Е. Л. к субсидиарной ответственности;

-в случае отсутствия оснований для привлечения ответчика, рассмотреть вопрос об убыточности сделок для должника и наличия оснований для взыскания с Зайцева Е.Л. убытков за совершение указанных сделок.
Ну что, в следующей статье я расскажу Вам как в уже первой инстанции второго круга мы отбились от субсидиарки и убытков.
Мы ценим время и доверие наших клиентов! Высокая квалификация и ежедневная судебная практика позволяет нам делать невозможное. Приглашаем вас на экспертную консультацию! Стоимость 15 000 руб. Встречу проведем в офисе, по телефону, WhatsApp, Skype.
Мы работаем по всей России!

Вам будет интересно
Мы используем cookie. Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
OK