Как мы защитили генерального директора от субсидиарной ответственности и взыскания убытков
Часть 2

20.01.2022

Уже прочитали более 2 980 раз


Всем привет!

Всем привет! В прошлый раз я обещала рассказать Вам о том, как мы защитили от субсидиарной ответственности и убытков генерального директора и соучредителя общества-банкрота, привлеченного судами первой и апелляционной инстанций первого круга более чем на 50 000 000 рублей. После разворота дела Кассацией юридическая компания «Привилегия права» встала на защиту интересов ответчика, и сразу в десятку.

Итак, напоминаю, что наш клиент, Зайцев Е. Л., был соучредителем и генеральным директором компании «Меркурий-Металл-Групп», занимающейся поставками нержавеющего металлопроката из Европы и стран Азии. Компания серьезная, с оборотом около 200 000 000 руб., владеющая дорогостоящей недвижимостью, обанкротилась, по сути, на пустом месте. Но все это вы, несомненно, помните из первой части статьи, а если подзабыли, то лучше начать с нее (см. статью: Как мы защитили генерального директора от субсидиарной ответственности и взыскания убытков. Часть 1).

Ответчик обратился к нам после разворота его дела на уровне суда Кассации. При встрече с ним я смотрела документы, ранее выданные судебные акты и не понимала… Не понимала, как вообще возможно было привлечь нашего клиента? Даже к убыткам, не то что к субсидиарке!

Конкурсный ссылался на три сделки, две из которых оспорены по основанию «преимущественное удовлетворение», что не равнозначно причинению вреда обществу, правам кредиторов или доведению компании до банкротства (!!!). Более того, в результате удовлетворения требований этих кредиторов РЕЕСТР УМЕНЬШИЛСЯ, не увеличился (!!!).

И только одна сделка (на МИЛЛИОН РУБЛЕЙ) оспорена по основанию «неравноценности встречного исполнения», что опять же на субсидиарку не тянет ни при каком раскладе, т. к. потеря миллиона рублей не может привести к неплатежеспособности компании с оборотом в 200 000 000 (!!!).

Ознакомившись с материалами дела, я, разумеется, сказала клиенту, что сделки эти действительно не могли привести к неплатежеспособности юрлица, не увеличили кредиторскую задолженность, а значит априори не влекут за собой субсидиарную ответственность.

Более того, само заявление о привлечении к субсидиарке не могло быть принято судами, поскольку управляющим пропущен срок исковой давности (!!!).

Все три сделки были совершены должником до июля 2017 г., а значит применению подлежат специальные сроки исковой давности (один год со дня, когда управляющему стало известно о наличии оснований для иска). На дату введения конкурсного производства Киселев Г.Н., который был временным управляющим должника с 2017 г. и проводил финансовый анализ, уже должен был располагать информацией о наличии оспоримых сделок, на которые ссылался в своем заявлении!

В мае 2018 г. ответчик передал управляющему все документы должника; в октябре и декабре 2018 г. конкурсным были поданы заявления об оспаривании сделок, а это значит, что годичный срок для подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности истек не позднее 20 мая 2019 г. При этом заявление подано конкурсным лишь в июле 2020 г. (!!!). Таким образом, годичный срок исковой давности был пропущен конкурсным .

Итак, что же у нас есть?


1. Три сделки, которые не образуют субсидиарную ответственность, т.к. не привели к неплатежеспособности должника и не усугубили эту неплатежеспособность.

2. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ, поданное управляющим с пропуском срока и поддержанное судами первой и апелляционной инстанций…

Не ищите здесь логики, ее нет!!! ????

Желание конкурсного управляющего переложить долговые обязательства юрлица-банкрота на КДЛ понятно, но доказательства вины ответчика в материалы дела представлены не были.

Да, конкурсный оспорил три сделки.

Но к банкротству компании эти сделки привести не могли.

На всякий случай мы составили три самостоятельных отзыва для суда:
- один – по субсидиарке;
- второй – по убыткам;
- и третий – по пропуску срока на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

И знаете, что странно? Суд первой инстанции второго круга исковую давность вообще не учитывал (!!!!). Мы выиграли процесс, отбивая обвинения арбитражного управляющего без учета пропуска срока. Конкурсный апелляционную жалобу подавать не стал, в итоге согласившись с нашей позицией, но, если бы подал, мы, разумеется, обжаловали бы решение уже в части пропуска срока (!!!). Если бы да кабы)))).

Ок., в этом процессе нам пришлось работать с тем, что есть. А значит в сухом остатке все те же пресловутые три сделки, потенциально грозящие ответчику субсидиаркой и убытками. Пропишу каждую.

Три сделки, рассмотренные судом на предмет образования субсидиарной ответственности и убытков

1. По условиям оспоренного соглашения о зачете взаимных требований, заключенного в счет оплаты договора уступки между ООО «ТД «Меркурий-Металл-Групп» и ООО «Профит Центр», должник выкупил свой долг перед ПАО АКБ «Металлинвестбанк» в размере 42 618 732.86 руб. за 15 360 000 руб. Согласитесь, неплохо?

В результате совершения данной сделки должник уменьшил свой долг перед кредитной организацией более чем на 27 000 000 руб. (!!!). То есть целью сделки было уменьшение общей кредиторской задолженности, что не могло привести к убыткам! Налицо выгодная для должника сделка, которая не является убыточной (!!!).

Кроме того, в 2019 г. ООО «Профит Центр» было отказано во включении в реестр требований кредиторов задолженности в размере 42 618 732.86 руб. К наращиванию кредиторской задолженности и увеличению размера реестра данная сделка не привела, а привела она к получению обществом прибыли в размере 27 258 732 руб. Тут ни об убытках, ни о субсидиарной ответственности речи быть не может. Напомню, сделка оспорена в связи с преимущественным удовлетворением прав общества «Профит Центр» в преддверие банкротства должника.

2. Оспоренное соглашение о зачете взаимных требований с компанией «Nelgeron OU» было заключено в рамках ранее подписанного сторонами договора поставки (от августа 2016 г.).

Как Вы помните, конкурсный управляющий настаивал на том, что в результате фактически осуществленного взаимозачета на сумму 14 946.77 долл. была нарушена очередность удовлетворения требований кредиторов должника. Вместе с тем, сам по себе факт оказания предпочтения не является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности (!!!).

Зачет был направлен исключительно на погашение взаимных требований и привел к уменьшению кредиторской задолженности «Меркурий-Металл-Групп» на 14.9 тыс. долл. Компанией «Negleron OU» были фактически исполнены обязательства по договору поставки, что подтверждается судебным актом, равно как и тот факт, что обязательства должника по оплате поставленных товаров исполнены полностью!

Таким образом, данная сделка привела к уменьшению долга перед компанией «Negleron OU» на 14.9 тыс. долл. без встречного исполнения со стороны должника, что существенно уменьшило общую сумму кредиторской задолженности. А значит ни субсидиарку, ни взыскание убытков вышеозначенный взаимозачет за собой не влечет!

3. Сделка по перечислению должником денежных средств в размере 1 020 900 руб. на счет ООО «Сталь-Трейд» по платежному поручению (от ноября 2016 г.), оказалась единственной, оспоренной конкурсным управляющим по основанию «отсутствие встречного исполнения», т.е. фактически «вывод активов», а значит потенциально могла образовать основание для субсидиарной ответственности.

Ознакомившись с документами должника, я выяснила, что перечисление денежных средств в пользу контрагента было осуществлено по распорядительному письму ООО «ЗМ «ПСК» в рамках реальных хозяйственных отношений (по договору поставки между должником и ООО «ЗМ «ПСК»). Перечисленные деньги представляли собой возврат аванса, уплаченного ООО «ЗМ «ПСК» в пользу ООО «ТД «Меркурий-Металл- Групп», в связи с отказом от поставки.

Таким образом, действия ответчика по возврату денежных средств являются законными и обоснованными, не свидетельствуют о причинении вреда имущественным правам должника и его кредиторов, поскольку оснований для удержания денежных средств у ООО «ТД «Меркурий-Металл-Групп» не имелось.

Более того, сделка на миллион не могла причинить существенного вреда должнику и его кредиторам. Стоимость имущества, принадлежащего ООО «ТД «Меркурий-Металл-Групп» на январь 2017 г., превышала размер ВСЕХ его обязательств (включая обязательства перед банками!). Сделка в размере 1 020 900 руб была совершена ноябре 2016 г. и, соответственно, не привела к банкротству должника, а значит не может служить основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. А т. к. Зайцев Е.Л. добросовестно перечислил 1 020 900 руб. на счет ООО «Сталь-Трейд» в качестве возврата ранее оплаченного и не отработанного аванса, следовательно и для взыскания убытков с КДЛ оснований нет.

Суд первой инстанции второго круга поддержал нашу позицию. А как иначе? Вышеуказанные сделки не привели к банкротству должника и не причинили ему убытков; действия Зайцева Е.Л. по совершению сделок были добросовестными и нацеленными на максимальное погашение требований кредиторов; противоправных действий, которое бы установили вину Зайцева Е.Л. в нанесении убытков должнику, ответчик не совершал.
Вот, собственно, и все .
Открытым остается вопрос о том, как судам первой и апелляционной инстанций удалось вынести решение в пользу конкурсного управляющего при таких исходных вводных? Но это уже вопрос не ко мне))).
Мы ценим время и доверие наших клиентов! Высокая квалификация и ежедневная судебная практика позволяет нам делать невозможное. Приглашаем вас на экспертную консультацию! Стоимость 15 000 руб. Встречу проведем в офисе, по телефону, WhatsApp, Skype.
Мы работаем по всей России!

Вам будет интересно
Мы используем cookie. Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
OK